5 декабря суббота
СЕЙЧАС -14°С

Эдуард Иванов, адвокат, кандидат юридических наук: «Реальной состязательности у нас нет, но разбить обвинение можно!»

Поделиться

Поделиться

Поделиться

Незрячийс детства казанский адвокат ЭдуардИванов смог, несмотря на свой недуг,стать одним из самых успешных ивостребованных в своем деле. Он всегдав курсе последних изменений в законе,следит за общественной и политическойжизнью страны. В День юриста корреспондент116.ru побеседовал с защитником о современномправосудии, необходимости в России судаприсяжных, адвокатской этике и многомдругом.

Разнестив пух и прах

Эдуард Николаевич, пришла лиРоссия к реально состязательномупроцессу, когда стороны выступают ибьются на процессе?

–Реальной состязательности у наспока нет. Потому что возможностей угосударственного обвинения многократнобольше, чем у защиты. На обвинениеработает целая госмашина: оперативники,следователи, экспертные криминалистическиелаборатории и так далее. А адвокат один,у него ничего нет, кроме своего таланта,упорства и изобретательности.

Такжезакон нам указывает на то, чтопредоставленные адвокатом доказательстватребуют проверки. То есть уже имеетсяв виду, якобы защитник может представитьчто-то злонамеренное. В уголовном делеполномочия адвоката по сбору доказательствограничены. Он может собирать справки,характеристики, заслуги человека, новедь защита этим не ограничивается.Часто бывает необходимо опросить людей,выехать на место, провести измерения,делать фотографии. Так что декларативносостязательность процесса провозглашена,но реально мы к этому еще не пришли. Покатрудно сказать, когда мы к этому придем.

Но всё-таки примеры, когдазащита в пух и прах разносит все доводыобвинения, в российской практике есть.А в вашей личной практике подобныеслучаи были?

–Это редко, но случается. Многоезависит от того, насколько хорошоработает следователь. Ведь не секретже, что качество следствия сплошь ирядом оставляет желать лучшего. Конечно,если следователь собрал все мыслимыедоказательства, то эту базу трудно будетпоколебать и рассыпать дело. Но бывает,что дело расследовалось плохо, и адвокатуудается разрушить обвинение.

Уменя в практике был такой пример. Моегоподзащитного обвиняли в вымогательстведенег у потерпевшего. Якобы хотелобогатиться. Но позже удалось выяснить,что этот потерпевший купил у обвиняемогомашину и не рассчитался за нее. То естьденьги не вымогались, мужчина лишьпытался вернуть свои деньги за автомобиль.Мне пришлось поездить по банкам, понотариальным конторам, собрать документы,обратиться в ГИБДД, выяснить, где машина.Ведь потерпевший её уже успел перепродатьпо доверенности. В итоге удалось найтиконцы и выйти на нового владельца машины.Спрашивается, почему следователь этогоне сделал?

Врезультате статья за вымогательствобыла переквалифицирована в самоуправство.Дело еще в том, что потерпевшего троесуток держали в чужой квартире. Но ведьего не похищали с целью отнять егоденьги, а держали для того, чтобы понудитьего вернуть долг.

«Адвокатдьявола»

приходилосьли вам в своей практике исполнять рольтак называемого «адвоката дьявола»? Вызнаете, что клиент действительночудовище, но в суде есть возможностьего оправдать, используя лазейки взаконе и иные рычаги.

– Насчет полногооправдания – такого не было. А по поводусмягчить наказание, то конечно. Это жеработа. Например, врач-хирург, оперируяпациента, не рассуждает о том, кого онлечит – дьявола или ангела.

Расскажу один случай.Мой клиент, мужчина лет 30, как-то зашелк своей знакомой в гости с початойбутылкой водки. Хозяйка по добротедушевной пустила его, накормила. Ондопил с ней водку, а потом убил. Причемтруп нашли совершенно растерзанным.Травмы на голове, многочисленныеколото-резаные раны – телобыло разрезано практически пополам.Ему было предъявлено обвинение по статье«Убийство с особой жестокостью», котораяпредполагает наличие не только большогоколичества травм, но и сильнейшиестрадания потерпевшего. Но в данномслучае нельзя было исключить, что женщинабыла убита первым же ударом по голове,а все остальные действия были совершеныуже в отношении мёртвого тела.

Очевидцев не было, а позакону все неустранимые сомнения должнытрактоваться в пользу подсудимого.Собственно, именно такую позицию в судея и отстаивал: истязания были совершеныв отношении трупа, а трупы, как известно,боли не чувствуют. И обвинение былоизменено. Суд назначил наказание на двагода меньше, нежели просил прокурор.

Клиенты частооткровенничают с адвокатом? К примеру,признаются, что действительно виновны,но просят их защищать...

– Такое бывает крайнередко. Если уж подзащитный отрицаетсвою вину, то стопроцентно. Но случается,что говорят: «Да, я это совершил, нопризнавать не буду».

А в случае, еслиадвокат знает правду от клиента, нопоследний официально держит инуюпозицию, как должен поступить защитник?

– Во-первых, адвокатне бог, он на месте происшествия не был.А если бы и был, то уже проходил неадвокатом, а свидетелем. Во-вторых, спозиции адвокатской этики защитник неможет навязывать подсудимому какую-либоточку зрения. Он обязан лишь разъяснитьплюсы-минусы, выгоду-невыгоду от тойили иной позиции.

Выпринципиально отказывались от каких-тодел?

– Конечно. Это происходитв том случае, когда закон явно не настороне клиента, и я ничего не могусделать. Допустим, клиент неоднократносудим, и помочь ему просто нет возможности.Я объясняю причины, почему мое вступлениев дело ни к чему не приведет и заключатьсо мной договор, тратить деньги простобесполезно. Хотя бывает всякое, людинастаивают, требуют юридической помощи.

Пристрастный судприсяжных

Каквы считаете, нужен и полезен ли в Россииинститут суда присяжных?

– Суд присяжных – этоочень спорная штука. Ведь он возник наволне смены общественно-политическогостроя, когда командно-административнаяэкономика коммунизма сменилась рыночной,капиталистической. Тогда же предполагалось,что суд присяжных – это одно из проявленийдемократии. Но мнений относительноэтого явления можно встретить множество,в том числе диаметрально противоположных.

К примеру, можно липовлиять на присяжных заседателей?Конечно, можно! Почему нет? Я так думаю,во всех странах это примерно одинаково.Везде, где суды присяжных внедрялись иболее-менее долго существовали,совершенствовались и технологиивоздействия на присяжных заседателей.Что такое «заседатель»? Это голос улицы,голос народа. Один только этот факт неозначает, что суд присяжных – вещьхорошая. Толпа на улице – это тоже народ.Но что такое проявление толпы – мы всепрекрасно знаем. Что у нас, что за границей– толпа безумна. Я не хочу сказать, чтосуд присяжных как таковой плох. Но каквсе человеческие достижения он имеетсвои недостатки. Где-то от этого явленияотказываются, считая, что нужно переходитьк профессиональным судьям.

Мне вообще довольнотрудно представить абсолютнобеспристрастного присяжного заседателя...

– Здесь необходимоучитывать специфику обвинения. Допустим,мужчину обвиняют в изнасиловании7-летней девочки. У присяжных навернякаесть дети, у кого-то может быть такая жедочь. И в этом случае они точно его непощадят. Так что нужно учитывать еще ипсихологию заседателей.

«Выпотрошить»свидетеля

Какуюроль в судебном следствии играетперекрестный допрос? Такой вид допросадействительно раскрывает слабые местав показаниях свидетеля?

– Давайте представимсебе самого обычного среднестатистическогочеловека. По мере отдаления во времениот интересующих суд событий его показаниястановятся все более скудными. И свидетельв этом не виноват, он не обязан помнитьвсё до мелочей. Его жизнь наполненасобытиями, которые для него имеют гораздобольшее значение, чем те показания, радикоторых его «дёргают».

Кроме того, индивидуальноевосприятие и воспроизведение приводятк тому, что события просто стираются изпамяти. И вот свидетель попадает подперекрестный допрос. А что это такое?Это когда два человека по очереди, а тои перебивая друг друга, выспрашивают унего подробности. Каждый из допрашивающихделает это со своей целью. Вот обвинениехочет сделать «уликового» свидетеля,пытаясь вытащить из него нужные показаниядля поддержания обвинения. В то же времязащита пытается обратить речь свидетеляна пользу подсудимого. Это всё вариантыпсихического нападения. Вопросы задаютсятолько с целью выпотрошить человека,чтобы он рассказал что-то полезное длякаждой из сторон.

Этосбивает человека?

– Конечно же, свидетельможет растеряться. В этом случае желающаятого сторона может запутать его. Длятого чтобы угробить показания человека,нужно загрузить его подробностями. Авот помнит ли он, во что он был одет втот день? Или какая была погода на улице,на каком транспорте и к какому временион попал в то или иное место. Вспомнитьвсё это невозможно.

Есть еще и второй приём– это сбить свидетеля с толку и вывестиего из душевного равновесия. Он говоритв определенной манере и одним темпом.Достаточно сбить его в какой-то моментвопросом… или поставить вопрос такимобразом, что человек возмутится. Ведьего можно вывести из себя даже неоскорбляя, просто сказав то, что егозаденет. Свидетель выйдет из равновесияи не сможет сказать то, что хотел доэтого. Этими «приемчиками» пользуютсяи опытные государственные обвинители,и защитники. Перекрестный допрос – этосущественный психический прессинг.

Случается,что на соглашения во время или до судаидут адвокат и гособвинитель?

– Конечно, случается.Мы все понимаем, что речь идет о жизни,здоровье и сохранности имущества живогочеловека. Живодеров-крокодилов средиправоохранителей не так уж много.Понятно, что чистосердечное признаниесмягчает вину. В этом случае можно идаже нужно защитнику с прокуроромдоговариваться.

Более того, они должныпойти вместе к судье и обсудить пределы,до которых могут быть применены смягчающиеобстоятельства. А если у нас подсудимыйнесовершеннолетний мальчик? Мыдоговоримся, как-то его пощадим, а онбольше к нам и не попадет. Речь идет оживых людях, и нам это небезразлично. Якак адвокат думаю, что такая же позицияи у судей, и у обвинителей. Я бы хотел,чтобы у нас у всех было меньше работы,меньше преступности.

Взаконодательство регулярно вносятсяпоправки и изменения. Как вам удаетсяотслеживать эту ситуацию и быть в курсе?

– Яхорошо пользуюсь компьютером, у менястоит электронная правовая база, которуюсистематически обновляю (на компьютереЭдуарда Иванова установлена специальнаяпрограмма, озвучивающая все действия.– Прим.авт.).Кроме того, я постоянно общаюсь сколлегами, которые выписывают газеты,слушаю радио и телевизионные выпускиновостей. Поэтому я постоянно нахожусьв курсе того, что происходит, и дажетого, что предполагается. Я знаю, кпримеру, что планируются большиеизменения в Уголовном кодексе. ПрезидентРоссии считает целесообразнымлиберализовать 68 статей УК. Я простообязан быть всегда в курсе – это крайневажно для меня как для профессионала идля моих подопечных.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!