RU116
Погода

Сейчас+10°C

Сейчас в Казани

Погода+10°

переменная облачность, без осадков

ощущается как +6

0 м/c,

748мм 76%
Подробнее
USD 93,29
EUR 99,56
Политика эксклюзив «В 6 утра проснулись от того, что заходят силовики». Как живет и на чем зарабатывает казанский ученый, который уже год иноагент

«В 6 утра проснулись от того, что заходят силовики». Как живет и на чем зарабатывает казанский ученый, который уже год иноагент

Несмотря на отсутствие любимой работы, уезжать из России бывший преподаватель КФУ не собирается

Социологу из Казани не удалось обжаловать решение о признании его иноагентом в суде
Настоящий материал (информация) произведен иностранным агентом либо касается деятельности иностранного агента Ясавеева Искэндэра Габдрахмановича.

Мы должны поставить эту плашку в начале текста. Так велит закон. Потому что далее пойдет рассказ про казанского ученого, которого объявили иноагентом и лишили дела жизни.

Чуть больше года прошло с тех пор, как известный казанский ученый, бывший преподаватель КФУ и Высшей школы экономики Искэндэр Ясавеев* попал в реестр СМИ — иностранных агентов. Такое решение Минюст России принял 7 октября 2022 года.

Искэндэр Ясавеев* в 1998 году в Казанском госуниверситете получил ученую степень кандидата социологических наук. Защитил диссертацию по теме «Конструирование социальных проблем в трансформирующемся обществе: теоретико-прикладной аспект». В 2006 году стал доктором социологических наук. В 2012 году Ясавеев* стал членом совета татарстанского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. За год до этого, в 2011-м, победил в республиканском конкурсе «Пятьдесят лучших инновационных идей для Республики Татарстан».

Корреспонденту 116.RU не пришлось долго искать Искэндэра Габдрахмановича* для беседы — социолог всё это время находился в Казани и, как сам признался, не планирует покидать Татарстан в обозримом будущем. Мы узнали, как живется преподавателю после признания иноагентом, насколько кардинально поменялась его жизнь, почему не удалось убедить суд в пересмотре его статуса и чем он вообще занимается сейчас, лишившись любимой работы в вузе.

Иноагентом ученого признали в октябре 2022 года. С тех пор он пытается от этой приписки к своему имени избавиться — через суд. Пока ничего не вышло.

— Статус иноагента я пытался обжаловать с казанским адвокатом Римом Сабировым, он оказал мне правовую поддержку. Обжалование прошло несколько стадий, 6 марта этого года Вахитовский суд Казани отказал в оспаривании статуса, затем уже в Верховном суде Татарстана рассматривали мою апелляцию. Но 16 мая решение оставили в силе, в настоящее время мы ждем кассационный суд в Самаре, пока не знаем, когда именно будет заседание, — говорит социолог.

По словам Искэндэра Ясавеева*, вполне ожидаемо, что и кассационный суд никак не изменит его статус. Следующим шагом активиста станет обращение в единственную доступную для России на данный момент международную инстанцию — Комитет ООН по правам человека.

Лишение возможности преподавать стало для социолога тяжелым испытанием

Одной из самых главных сложностей в новом статусе Ясавеев* называет лишение возможности заниматься любимым делом — преподавать.

В КФУ ныне иноагент работал больше 20 лет. Ушел из вуза со скандалом в 2015 году. Ясавеев* тогда яро требовал проверить, имеет ли Ильшат Гафуров, на тот момент ректор КФУ, отношение к ОПГ «29-й комплекс». Это никому не нравилось, особенно самому Гафурову. От Ясавеева* избавились, а Ильшат Гафуров много лет спустя всё же оказался за решеткой. Следователи пытаются доказать, что он причастен к заказному убийству. К слову, на своем сайте КФУ подчистил публикации с упоминанием экс-сотрудника Ясавеева*. При попытке открыть ссылку выдает ошибку.

После КФУ наш собеседник пошел работать в Высшую школу экономики. Он стал сотрудником Центра молодежных исследований — вел исключительно исследовательскую деятельность. А с приходом пандемии коронавируса в Россию Ясавееву* предложили вести курсы по социологии в одноименном департаменте. Начиная с 2020 года он вел курсы у аспирантов по социологической теории, еще был курс для бакалавров.

— Буквально на следующий рабочий день после признания меня иноагентом мой работодатель, Высшая школа экономики, расторгнул со мной трудовой договор. То есть признали меня в пятницу, 7 октября, а уже в понедельник, 10-го, меня попросили на выход. Было очевидно, что это было связано именно с новым статусом, а не чем-либо иным. Хотя они, конечно, называли совершенно надуманную причину, якобы я не согласился с изменением условий трудового договора. Думаю, понятно, что ни о каких изменениях со мной речи не вели, — вспоминает Ясавеев*.

Социолог пытался оспорить увольнение из «Вышки» в суде. Несмотря на очевидные, как говорит наш собеседник, нарушения трудового законодательства, Вахитовский суд оставил решение без изменений. По действующему законодательству Ясавеев* не может больше преподавать в университетах с государственным финансированием.

— Очень скучаю по преподаванию. Я всегда считал себя в равной степени и преподавателем, и исследователем. Более 20 лет я преподавал в Казанском государственном университете, затем — в Высшей школе экономики. Всегда определял себя как преподавателя, и лишиться этой самоидентификации было непросто, — признается социолог.

Социолог всё еще может заниматься исследовательской деятельностью, но уже в качестве независимого эксперта

Ясавеев* продолжает заниматься исследовательской деятельностью, уже, конечно, в статусе независимого специалиста, без постоянной университетской привязки. На данный момент он ведет работу над исследованием темы послевоенного насилия.

— Проводились широкие криминологические исследования на основе массивных исторических данных, сравнивались воевавшие и невоевавшие страны. Судя по этим данным, совершенно отчетливо, что в послевоенных странах уровень насилия возрастает. Уровень убийств растет вверх еще даже до окончания войны, — поделился ученый недавними исследованиями.

Вторая тема, над которой сейчас работает Ясавеев*, — память о войне. С 1993 года наш собеседник — участник поисковых отрядов, которые ездят на места боев и ищут останки непохороненных солдат.

— С моей точки зрения, поисковые движения — это тоже форма памяти о войне. Она формируется находками, тем, что видят поисковики. Я провожу интервью с теми, кто участвует в поисках, много беседую сейчас с ними, выезжаю на места. Участники войны, те, кто пережил войну не на удалении, не штабисты, тыловики, а именно окопники, никогда не рассказывали о войне, уходили от ответов на вопросы, плакали, молчали. Мы с этим сталкивались не раз, это общий феномен. Это очень красноречиво говорило о том, какой травмой для них стала война, — рассуждает Ясавеев*.

Также социолог сотрудничает с некоторыми изданиями, ведет колонку, где говорит о государственном терроре, советских репрессиях, обращаясь к историческим фактам.

Сейчас ученый изучает то, как в нашей стране формируется отношение к войне

Несмотря на многочисленные выезды для своей исследовательской работы, большую часть времени Искэндэр Ясавеев* всё же остается в Казани вместе со своей семьей. На вопрос, который мы просто не могли не задать иноагенту, про возможное желание покинуть страну социолог ответил коротко: «Думал, но не хочу».

— Я вижу гораздо больше смысла и точек приложения моих усилий в том, чтобы находиться в Казани. Мы с членами семьи часто это обсуждаем, размышляем, оцениваем риски и перспективы. Аресты, обыски, возможные возбуждения уголовных дел против меня... Такие риски есть, но мы уже к этому относимся более-менее спокойно. Больше смысла не только я, но и моя семья видим в том, чтобы оставаться там, где мы есть, — говорит Ясавеев*.

Однако такое решение не всегда казалось таким уж верным. Прошлым летом, 17 августа, семье Ясавеевых пришлось пережить обыск, и это событие оказалось очень тяжелым для детей и жены социолога. Он раскрыл корреспонденту 116.RU некоторые подробности случившегося, которые раньше не озвучивал.

— Я, честно говоря, предполагал, что такое может случиться, но ожидание и реальность, конечно, очень отличались. Почему-то был уверен, что придут в квартиру, в город, а всё произошло на даче. Наверное, вычислили по местонахождению телефона. Мы не запирали домик на ночь, и в 6 утра мы проснулись от того, что к нам заходят силовики. Это было настоящим испытанием для жены, дочки с сыном. Такое неожиданное вторжение в личное пространство, — вспоминает ученый.

По признанию Искэндэра Ясавеева*, его семья всё же с честью и достоинством выдержала все испытания, и через какое-то время даже удалось говорить о случившемся с юмором.

— Моя тогда еще 12-летняя дочка, которая слышала рассказы о революционерах-подпольщиках, в один момент в лоб спросила у силовика: «А вы в гречке будете тоже что-то искать?» Мы всё это пережили, в моменте было тяжело, потом уже с юмором к этому отнеслись. В целом уже спустя несколько месяцев привыкли. Знаете, как писал Достоевский: «Человек — это существо, ко всему привыкающее», — улыбается бывший преподаватель.

Семья иноагента спустя некоторое время привыкла к постоянным рискам

Сам активист всё же признаётся, что за себя никогда не переживал, скорее его пугало и продолжает пугать то, как быстро меняется общество.

— Я могу оценивать будущие перспективы, исходя из своих тюремных исследований, которые я проводил в свое время с коллегами. Уже сейчас репрессивность выходит на новый уровень, превосходит саму себя в тех крайностях, что могут быть, — пытки, внесудебные расправы, внеправовые действия, — говорит Ясавеев*.

Добавим, Ясавеева* несколько раз привлекали к административной ответственности. Например, в 2013 году суд наказал его за пикет в центре Казани. Тогда он призывал распустить Госдуму, за это получил штраф в 20 тысяч рублей, но после обжалования это решение отменили. Через два года его привлекли по статье «Мелкое хулиганство» за оскорбление человека и выписали штраф 600 рублей.

В феврале 2021 года на Ясавеева* составили протокол по части 2 статьи 20.2 КоАП РФ «Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования». Суд назначил ему штраф в 10 тысяч рублей. В феврале 2022-го его задержали за аналогичное правонарушение и арестовали на пять суток. А еще через год — на трое суток за публикацию статьи о причинах начала спецоперации. Лингвистическая экспертиза, заказанная прокуратурой, обнаружила в тексте «косвенное побуждение» к насилию и ненависти в отношении социальной группы «политические деятели России». Собственно, из-за этих публикаций его позже и признали иноагентом.

* Признан в РФ СМИ — иностранным агентом в 2022 году.

** Экстремистская организация, деятельность запрещена на территории РФ.

Всё самое интересное публикуем в телеграм-канале 116.RU. Подписывайтесь!
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем