Ангина живет в мороженке

Всю свою сознательную жизнь я наивно верила, что ангина – заболевание сугубо зимнее, в крайнем случае, слякотно ноябрьское. Просто как-то не удавалось с ней столкнуться до сих пор. Так бы и жила в счастливом неведении, но мой трехлетний сынишка Алексей...

Поделиться

Всю свою сознательную жизнь я наивно верила, что ангина – заболевание сугубо зимнее, в крайнем случае, слякотно ноябрьское. Просто как-то не удавалось с ней столкнуться до сих пор. Так бы и жила в счастливом неведении, но мой трехлетний сынишка Алексей решил взять дело просвещения в свои руки. Буквально на ровном месте в разгар жаркого июня выдал ночью высокую температуру, легкую диарею и активные жалобы на то, что болит голова. Грешила я на все, что угодно (недавняя прививка, клещ, дизентерия, перегрелся и т.д.), благо поводы так думать хоть минимальные, но были. Зато типично простудных симптомов не было ни одного. Жаропонижающий сиропчик, которым мы обычно пользовались, в этот раз не спасал. Градусник упорно показывал 39,4. Как потом объяснила врач, подобные сиропы имеют одну не афишируемую особенность – если они долго открыты, то есть не запечатаны, а просто закрыты крышкой (например, как в нашем случае примерно полгода), то начинают терять свои лечебные свойства, словно выдыхаются. Срок годности хоть еще и не закончился, а лекарство уже помогает слабо. Не добившись успеха с сиропом, пришлось пустить в ход тяжелую артиллерию – суппозитории. Сил у сына сопротивляться уже не осталось, он только смотрел с немым укором, ну, зачем, мол, вы мне эту гадость в попу засовываете.

После свечки температура великодушно снизилась до 38, а дальше – ни туда и ни сюда. Утром наша участковая дама-педиатр сурово констатировала: «Фолликулярная ангина. Это вы во всем виноваты, довели ребенка! Собирайтесь в больницу». Сказать, что в больницу не хотелось – ничего не сказать. Даже моего упертого оптимизма и здравомыслия дочери медика не хватает на веру в чудеса отечественной больничной системы. Уж с ангиной-то мы и дома справимся! Пробормотав скороговоркой вслед за филатовским генералом «признаю свою вину, меру, степень, глубину…», я все-таки настояла на домашнем лечении.

В чем, собственно, была вина, мне не понятно до сих пор. В детском саду все было благополучно, после сада сынишка скакал, как горный козленок, на детской площадке, потом активно ел всякие ягоды и фрукты. Все это могло вызвать дизентерию с ее верной спутницей диареей (иногда достаточно и одной ягодки), перегрев и цепляние заблудшего клеща, но уж никак не ангину, основным признаком которой является все-таки сильная боль в горле, а уж потом интоксикация, головная и суставная боль, вялость, озноб и высокая температура. А где же переохлаждение, стафилококки, пневмококки, менингококки и прочие гемофильные палочки, которые и вызывают «патологическое состояние с воспалением лимфоидных образований окологлоточного кольца (Пирогова-Вальдейра)», оно же – острый тонзиллит, оно же – ангина?! Не было и сильной боли в горле при глотании, иногда отдающейся в ухо, а также увеличенных лимфоузлов.

«Виновника торжества», впрочем, вычислили быстро. «Ангина в мороженке живет», – сообщила медсестра, коловшая Лешке антибиотики. И мы вспомнили, что как раз накануне вечером, действительно, была мороженка. Что на фоне жары, сниженного после прививки иммунитета и активного общения с детишками в поликлинике в очереди на прививку дало такую реакцию. Ангина – болезнь заразная и передается воздушно-капельным путем, и просто так на пустом месте ее не подхватишь, даже с мороженым наперевес. Впрочем, богатство причин другой альтернативы, как лечить, не оставляло. Причем, лечить серьезно и скрупулезно – целым курсом антибиотиков.

При всей моей нелюбви к ним – с ангиной шутки плохи. Это в один голос утверждали наш лечащий врач, доставшиеся мне в наследство медицинские энциклопедии, справочник по педиатрии и мой здравый смысл. Танцы с бубнами и полоскание горла отваром ромашки и другими волшебными травками я оставила как вспомогательное средство. Слишком уж пугающими были последствия ангины вульгарис, т.е. обыкновенной, к разновидности которой и относится фолликулярная ангина: инфекционно-токсический шок, сепсис, стрептококковый менингит, ревматизм, артриты, хронический пиелонефрит, проблемы с сердцем и т.д. На третьем десятке возможных осложнений при неправильном лечении ангины я сердито захлопнула справочник по педиатрии и пошла в аптеку. Благо список лекарств, прописанных врачом, оказался не так уж велик.

Ну, и далее все по схеме: таблетки такие-то три раза в день, другие два раза, суспензия, спрей, витамины… Вопреки моим опасениям Лешка покорно принимал все таблетки и суспензии, мужественно показывал горло и подставлял пальчик, когда нужно было взять кровь на анализ. Проблемы случились совершенно в неожиданном месте. Во-первых, спрей для горла и витаминки настолько понравились малышу, что он каждые полчаса прибегал ко мне и просил побрызгать горлышко и дать витаминку. На мой отказ, хитро кося глазами, возмущался: « Ну я же болею!»

Во-вторых, как только спала температура, у меня появилось навязчивое желание тут же отменить все антибиотики. Била себя по рукам, по ночам тихо сокрушалась о вреде всякой «химии», но четко следовала курсу лечения. При всей своей вредности при ангине антибиотики все же имеют меньший вред, чем их отсутствие. Причем именно полный курс. Нельзя выпить пару таблеток и на этом успокоиться. Таким образом можно снять симптомы, болезнь останется на месте, как и была. И это аксиома, которую подтвердит любой медик.

Третья проблема также дала о себе знать, когда у Лешки нормализовалась температура. Еще утром вялый апатичный малыш днем уже носился по всей квартире, как заведенный. Постельный режим, который я наивно пообещала доктору, казался сладкой грезой. Ребенок был одновременно в десяти местах разом и только лишь к приходу врача смирно усаживался на свой диванчик. Постельный режим начинался ровно в тот момент, когда вечером Лешка падал от усталости спать. До этого положение могли спасти лишь смирительная рубашка и крепкие ремни на кровати. Между садизмом и пренебрежением медицинскими догмами я выбрала второе. Раз у ребенка хватает энергии, значит, пусть бегает. Так мы и пробегали почти две недели из всего курса лечения.

Так мы резво бегаем и сейчас, уже полностью выздоровев. Вот только мороженое я пока побаиваюсь покупать сыну. Если там живет ангина, то обойдемся мы без таких опасных «соседей».

Комментарий специалиста

«Заниматься самолечением ангины или не лечить ее совсем – очень опасно, – говорит педиатр Юлия Зимина, – в этом случае избежать осложнений вряд ли получится. А пострадают в первую очередь сердце, суставы и почки. Кроме того, самолечение чревато неправильным подбором лекарственных средств. Что в свою очередь вызовет те же малоприятные последствия. Дело в том, что ангина бывает разных видов, и выбор лекарств очень сильно зависит от типа микроба, вызвавшего болезнь. Например, при бактериальных ангинах применяют различные виды антибиотиков и противомикробных препаратов синтетического происхождения. Вирусные ангины предполагают курс противовоспалительных препаратов, а также симптоматических средств. Грибковые ангины лечат, соответственно, противогрибковыми препаратами.

В любом случае дозировка, тип препарата и метод применения должны назначаться строго лечащим врачом и с учетом всех особенностей течения болезни и индивидуальных реакций пациента».

Виктория АННИНСКАЯ

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter