СЕЙЧАС +22°С
Все новости
Все новости

«Папа обзывал животным, кричал постоянно»: бабушке не дают оформить опеку над внучкой

Мать девочки умерла, а отец пьет

Бабушка и внучка уже третью неделю живут у знакомых

Бабушка и внучка уже третью неделю живут у знакомых

Поделиться

«Бабушка, забери меня! Спаси!» — такой звонок раздался две недели назад в доме у 67-летней Лидии Николаевны, живущей в селе под Южноуральском (Челябинская область). Звонила ее 11-летняя внучка Марина (имя изменено).

Несколько лет назад у девочки умерла мама, и бабушка осталась единственным человеком, на кого та могла рассчитывать. Жизнь Марины в последние годы была кошмаром.

— Год назад, в апреле 2021-го, ее изымали из дома, — вспоминает бабушка. — Отцу дали предписание, чтобы он вывел дома тараканов, навел порядок, устроился на работу, закодировался. Он выполнил только последнее. Полгода он держался, а в декабре снова запил.

По словам Лидии Николаевны, за последние три месяца Марина несколько раз звонила ей, прося забрать ее, но, когда прозвучал крик о помощи, бабушка поняла, медлить больше нельзя, и тотчас выехала в Екатеринбург.

— Приехала — а там [в квартире] грязь, ворох грязного белья. Две недели я всё перестирывала, прибирала, продуктов закупила. Дала ему этот срок, сказала: «Кодируйся, устраивайся на работу — я поживу пока у вас». Он вроде соглашается — и тут же бежит за бутылкой.

За две недели бабушка много чего узнала о жизни Марины — в том числе вещи, от которых волосы встают дыбом. Например, как отец заставлял дочку ходить с ним в магазин, чтобы она несла ему пакеты с пивом (сам он уже еле ходит). Как поднимал дочь среди ночи, когда ему взбредало в голову узнать у нее что-нибудь. Как выбивал дверь в комнату деда (своего отца), который, пока еще был здоров, заступался за внучку — прятал ее у себя в комнате.

— Папа очень плохо со мной разговаривал — обзывал животным, кричал постоянно, если я что-то не так сделаю или в магазин с ним не пойду, — вспоминает Марина. — Бил меня. Один раз, когда я получила несколько двоек по математике, у меня синяк вот здесь был (показывает на плечо).

Чтобы дочь не жаловалась бабушке, отец разбил ее телефон.

— Она наплачется, а потом, когда он уснет, по его телефону со мной разговаривает, — вспоминает бабушка. — У деда из старого телефона как-то раз симку вытащила, вставила. Но и этот телефон он тоже разбил — уже при мне.

За две недели, что бабушка гостила у Марины, никакого прогресса в поведении отца она не увидела, поэтому решила съехать с внучкой. Тот не сопротивлялся.

— Он мне сказал: «Лидия Николаевна, давайте расстанемся по-хорошему, забирайте ее и … [уматывайте] отсюда, — вспоминает пенсионерка. — А дочке вдогонку крикнул: «Чтобы ноги твоей здесь больше не было!» Я позвонила знакомой, она вызвала нам такси, и мы к ней приехали. У Ирины, [знакомой], сейчас и живем.

Чтобы никто не обвинил ее в похищении ребенка, бабушка на следующий же день съездила в школу — договорилась о домашнем обучении, а также поставила в известность опеку. Знакомая помогла составить обращения в администрацию, чтобы отца девочки лишили родительских прав, а бабушку назначили опекуном.

Однако с решением этих вопросов начались проволочки: по словам Лидии Николаевны, она уже несколько раз ездила в опеку, но безрезультатно.

— На 5 марта нам назначили встречу с юристом — она уехала куда-то, — рассказывает бабушка. — К нам вышла другая дама, сказала: «Я не в курсе ваших дел». Даже в кабинет не пригласили. Потом сказали ехать в полицию — мол, надо написать три заявления. Мы приехали туда, а инспектор ПДН говорит: «Зачем заявления, если я сама эту девочку в прошлом году изымала из дома? И ее отца знаю не с хорошей стороны».

Такой ответ бабушка получила от Минсоцполитики Свердловской области

Такой ответ бабушка получила от Минсоцполитики Свердловской области

Поделиться

Тем временем отец сообразил, что может потерять пенсию по потере кормильца, которую получал за дочь. По словам бабушки, он заявил по телефону, что не даст разрешения на оформление опекунства, а если та увезет девочку в другой регион — заявит в полицию. Вот уже третью неделю Лидия Николаевна и Марина живут у знакомых, находясь в патовой ситуации.

На удивление, жизнь с жестоким отцом-пьяницей не испортила девочку — наоборот, Марина производит впечатление умной, очень сообразительной, не потерявшей веру в доброту людей. Больше всего она хочет жить с бабушкой, и чтобы кошмар, преследовавший ее столько лет, ушел навсегда.

— В Увельском районе, где я живу, школа в трех шагах от дома, учителя все знакомые, нас там ждут, — говорит, в свою очередь, бабушка. — Мне нужно хоть какое-то разрешение, чтобы вывезти ее туда.

Отец девочки отрицает, что бил или обижал ее

Отец девочки отрицает, что бил или обижал ее

Поделиться

Дозвониться до отца девочки удалось с большим трудом. Как объяснил его брат, тот остался без связи, так как дочь увезла с собой все сим-карты (отца и деда).

— Первый раз слышу эту историю, чтобы я где-то ее обижал или бил, — заявил папа Марины.

По его словам, он очень сильно переживает из-за того, что дочь от него ушла: «Прикинь, ребенка потерять!» Заявляет, что не выгонял дочку из дома, однако не возражает, если бабушка оформит опеку над ней.

— Да пожалуйста! — говорит отец. — Все документы подписаны: уже пэдээнщицы приезжали.

Автор статьи отправил запрос в Министерство социальной политики Свердловской области. На момент публикации ответ не был получен.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter