RU116
Погода

Сейчас+18°C

Сейчас в Казани

Погода+18°

переменная облачность, без осадков

ощущается как +16

3 м/c,

с-з.

742мм 47%
Подробнее
USD 87,37
EUR 94,08
Происшествия Спецоперация на Украине Фантомные боли, съемная комната и работа кассиром: как живет красноярец, получивший увечье на СВО

Фантомные боли, съемная комната и работа кассиром: как живет красноярец, получивший увечье на СВО

Бывшему вагнеровцу не дали выплаты по ранению

23-летний Ена Леонидович Иванов

В Красноярске живет 23-летний участник спецоперации, бывший вагнеровец, у которого ампутированы части ступней. Ему трудно ходить — ноги очень быстро устают. Работать он теперь может только на сидячей работе. К тому же парня мучают фантомные боли — это психика отказывается смириться с увечьем. Никаких выплат по ранению ему не дали, удостоверения ветерана боевых действий тоже. Наша коллега, журналистка NGS24.RU Мария Антюшева пообщалась с молодым человеком, чтобы узнать, как он живет и на что надеется.

По паспорту он — Ена Леонидович Иванов, но в жизни его все зовут Дима. Дима родился в колонии: его мать отбывала наказание. Сразу после рождения он отправился в дом малютки, потом в детский дом. Один раз его было забрали в семью, но, по словам самого Димы, он «маленький был очень вредным», поэтому его через какое-то время вернули обратно. Ачинский детский дом № 1 парень вспоминает с теплотой.

— На самом деле там была замечательная жизнь, я не пожалел, что вырос в детском доме. Потому что детский дом мне дал образование. Детский дом дал мне какое-то воспитание. Многие родители, многие семьи не могут дать того, что дают сейчас детские дома и государство. Кстати, Ачинский детский дом № 1 один из лучших в крае. Я там постоянно в любой деятельности участвовал. Любые концерты, праздники, мероприятия — всегда меня звали выступать. Я занимался в танцевальном ансамбле, занимался спортом, рисованием. Каждое лето ездили в детский оздоровительный лагерь «Сокол». До сих пор помню директора Веру Андреевну, она очень хорошо ко мне относилась. Воспитателей всех помню. Много могу сказать хорошего про детдом, а негативного ничего, — сообщает нам Дима.

Кота Дима завел пару недель назад, чтобы «не сойти с ума в выходные»

После детдома он поехал в Минусинск и за полтора года выучился на хореографа. Переехал в Красноярск и быстро понял, что как хореограф может заработать очень мало. Поработал в баре начальником охраны, потом бойцом в группе быстрого реагирования.

Осенью 2022 года Дима вступил в ЧВК «Вагнер» и приехал в зону СВО. Через несколько месяцев службы он обморозил ноги.

Часть ступней пришлось ампутировать, иначе началась бы гангрена

Его и сослуживцев привезли в Луганский госпиталь и прооперировали.

— Мы очень плохо спали, сон, грубо говоря, отсутствовал. У нас глаза были вот такие вот, черные, синяки под глазами, лицо было высушенное. Мы с пацанами просили, к нам приходили психиатры или психологи, они назначали транквилизаторы, чтобы мы могли хоть как-то поспать. Мне давали таблетку, я минут 15–20 спал и всё. Мы с пацанами лежали в палате и ждали прилета. Никакого прилета, конечно, не было, всё было очень тихо, но это было как-то подозрительно, — рассказывает парень.

После лечения в госпитале Дима еще полтора месяца провел в Анапе — там ЧВК «Вагнер» предоставила отели, где бойцы восстанавливались. 6 июня 2023 года парень вернулся в Красноярск.

— Сначала я снял квартиру и месяц почти не выходил из дома, только за едой и сигаретами, потому что я был очень дикий. Я не мог вообще с людьми разговаривать, я забыл вообще, как люди разговаривают. Снились очень бешеные сны, как по мне начинает танк шмалять. Или я сплю, например, а мне в упор дулом в голову. Я подскакивал с такими криками, дикими вообще, жестко было. Сейчас нет уже, сейчас уже всё нормально, сплю хорошо. Но это меня быстро отпустило, кого-то и до сих пор еще не может отпустить.

Из Красноярска Дима стал звонить в call-центр ЧВК «Вагнер», чтобы получить выплату за ранение. Но там никто ничего конкретного не говорил.

— Они не могли мне даже помочь копию контракта восстановить. Говорили: «У нас такого нет». В конце концов мне там сказали, что обморожение не является боевым ранением, а из-за небоевого ранения нет выплаты. То есть, если у меня было бы осколочное с переломом или пулевое, то за это бы заплатили, — говорит Дима.

Тем же летом он обратился в государственный фонд «Защитники Отчества» в Красноярске, который должен помогать участникам СВО и их семьям.

— Я рассказал о себе, что у меня нет удостоверения ветерана и выплат. Они мне сказали: «Поможем, поможем, поможем. Ожидайте». Прошел месяц или полтора, я снова туда обратился. Мне сказали, что помнят про меня, надо ждать. Так и жду до сих пор, — рассказывает бывший «вагнеровец».

Фонд «Защитники Отечества»

Зато во время визита в фонд он увидел экс-губернатора Александра Усса и сумел поговорить с ним.

— Я сказал Александру Викторовичу, что ходить нормально теперь не могу, потому что я по сути на пятках хожу. Стоять могу максимум час-полтора. Попросил помочь с водительскими правами. Александр Викторович помог мне оплатить права. На сегодня я уже сдаю на права, — рассказывает Дима.

Чтобы пройти всех врачей и оформить инвалидность, пришлось обращаться за помощью к городскому депутату.

— Я пришел в поликлинику. Говорю на ресепшен, так и так, я приехал с Украины, мне хотелось проконсультироваться у хирурга, может, получить реабилитацию, узнать, какую группу инвалидности мне могут поставить. Девушки ответили — такой-то кабинет. Я поднялся, говорю хирургу, мол, я с Украины приехал, помогите, проконсультируйте меня. А он отвечает: «Ну я тебя поздравляю, что ты с Украины приехал, а я тебе чем могу помочь». Стал со мной таким тоном разговаривать, что я развернулся и ушел. Обратился к [депутату горсовета] Елене Михайловне Южаковой. На следующий день со мной связался сам главврач поликлиники, попросил прощения за хирурга, потом мы с ним быстро прошли всех врачей. И я получил третью группу инвалидности бессрочно, — делится Дима.

Раны на ногах полностью зажили, но последствия остались. Если Дима проводит какое-то время на ногах, то ноги сильно отекают. Чтобы отек прошел, надо довольно долго лежать в кровати. После 20–30 минут ходьбы приходится 15 минут отдыхать. При малейшем холоде на улице обморожение дает о себе знать — ноги моментально замерзают. Но главное — это фантомные боли.

— У меня постоянные боли. Я чувствую пальцы, которых у меня нет. Но, к сожалению, это мозг. Пока мой мозг не поймет, что у меня нет пальцев, они будут болеть. Ничего не сделаешь. Медицина тоже ничего не сделает. Надо ждать и молить Бога, чтобы прошло. У кого-то фантомные боли быстро проходят, у кого-то очень долго. Чтобы вы понимали, это может быть год, два, три, пять лет, десять лет. Кто-то всю жизнь живет с фантомной болью. Но я надеюсь, что я не буду всю жизнь с ней жить, — оптимистично говорит Дима.

Сегодня он снимает комнату в пятикомнатной квартире за 11 тысяч рублей в месяц. Получает пенсию по инвалидности — 10 тысяч рублей — и работает кассиром в супермаркете. После ампутации он может заниматься только сидячей работой.

— Кассиром быть тяжело, потому что очень много людей, особенно мужиков, которые вообще не имели отношения к службе, но начинают швырять товары на кассе, говорят: «Что ты здесь сидишь, иди воюй». Хочется встать, сказать им, но сдерживаюсь, — признается Дима.

Сейчас он работает уже во втором магазине, из первого он ушел после конфликта.

— Пьяный мужик начал мне продукты свои швырять. И потом говорит с матами, мол, иди быстро за сигаретами. Ну, я его послал. Он стал мне «тыкать», материться, замахиваться… пришлось его спать уложить. Прибежала охрана, полиция. Я объяснил ситуацию. Полиция меня поняла. Посмотрели по камерам, что он первый начал замахиваться. А потом мне администратор стала объяснять, что мы, сотрудники магазина, мусор. Я говорю: «Нет, вы, может, мусор, а я нет». Мне сказали, что тогда мы не сработаемся. И я ушел в другой магазин, — разводит руками Дима.

Добирается на работу и обратно он исключительно на такси.

— На автобусе невозможно. Я покатался первое время на автобусе, когда приехал. У меня на лбу не написано, что я инвалид и что мне больно. Я же не буду кричать на весь автобус, что я участник СВО, мол, уступайте мне место. Я вообще не люблю, когда люди меня пытаются жалеть. Если кто-то из жалости со мной общается, тогда сразу «до свидания». В общем, мне приходилось очень долго ехать в автобусе, для меня это было очень больно физически. Сейчас только на такси. Мечтаю иметь автомобиль. Пока были ноги здоровые, я вообще не думал об автомобиле. Я на ногах очень много мог находиться, учитывая, что я занимался танцами. На сцене мог танцевать по 3–4 часа, ноги никогда не болели.

В Красноярске у Димы есть хорошие знакомые, с которыми он общается, но друзей, по его словам, нет.

— Для меня друг — это слишком сильное слово, тяжелое слово. Так, знакомые есть. Друга нет. Ни друга, ни подруги. Я к себе не подпускаю людей. Перед тем, как кого-то подпустить, мне надо пообщаться. И не год, и не два. Хотя бы полжизни, чтобы можно было назвать человека другом. Порой кого-то на вытянутую руку не подпускаю, а кого-то и на вытянутую ногу. Всем говорить о том, чем я занимаюсь, чем я дышу и так далее, не считаю нужным, — говорит молодой человек.

У него есть цель — открыть свое дело, заниматься торговлей продуктами как предприниматель.

— Я уже попробовал открыть ИП, взял на реализацию дорогие диваны. Мне хватило месяца, чтобы понять, что у людей в Красноярске нет денег, они даже на обычную мебель берут кредиты, что тут говорить про диваны за 100–200 тысяч рублей. Поэтому я хочу открыть бизнес в сфере торговли едой. Как бы ни было у человека мало денег, но еду он всегда будет покупать, — рассуждает парень.

По поводу выплат за увечье Дима написал в приемную президента Владимира Путина. Ему пришел ответ, что информация передана в Минобороны. Больше ответов не было.

У Димы пять наград — одна государственная и четыре от ЧВК
1 из 4
У Димы пять наград — одна государственная и четыре от ЧВК

По закону Иванову положена квартира как сироте. С 2013 года он стоял в очереди на жилье в Ачинске, потом перевелся в очередь в Красноярске. Когда очередь подойдет — никто не знает.

— По поводу жилья я писал в Ачинскую прокуратуру, Красноярскую прокуратуру, Генпрокуратуру. Приходят отписки, что проведена проверка, нарушений не выявлено, ждите своей очереди. Из десяти моих знакомых детдомовцев, с которыми я общаюсь, только двое получили жилье. Некоторые и в 30–40 лет еще ждут, — объясняет Дима.

Однажды он написал комментарий на странице главы Следкома РФ Александра Бастрыкина в VK. Объяснил, что не может получить квартиру, оставил свои контакты. С ним связался красноярский следком. Недавно следователи возбудили уголовное дело по факту непредоставления квартиры. Но к чему приведет дело и дадут ли квартиру быстрее — пока не ясно. В следкоме нам ответили, что пока собирают информацию по делу.

Обращался Дима и к депутату Госдумы Юрию Швыткину. Депутат сам перезвонил бывшему бойцу, но разговор не сложился. Оба мужчины оказались с характером и вскоре распрощались, недовольные друг другом.

Также вагнеровец ходил в приемную другого депутата Госдумы от Красноярского края — Александра Дроздова. Там ему тоже обещали помощь и с удостоверением ветерана, и с квартирой, но потом всё заглохло.

В фонде «Защитники отчества» нам пояснили, что Иванов Ена Леонидович впервые обратился к ним 10 августа 2023 года с просьбой о консультации по выплатам и льготам, которые полагаются участникам СВО из ЧВК «Вагнер».

— На тот момент законодательная база не позволяла оформить пакет документов для ЧВК, заявитель был об этом проинформирован. В ноябре 2023 года ситуация с ЧВК изменилась. 6 ноября 2023 года Иванов Е. Л. был приглашен для оформления пакета документов на удостоверение ветерана боевых действий. 27 ноября 2023 года Иванов Е. Л. предоставил документы, пакет документов был перенаправлен в Москву в Министерство обороны РФ. Как только придет удостоверение (сроков оформления у Минобороны не обозначено), документ сразу будет вручен. Что касается военных выплат по увечью, то на данный момент по закону их получают только бойцы, заключившие контракт с Министерством обороны РФ. У ЧВК нет такого контракта, соответственно выплаты они получают от Социального фонда России только как инвалиды согласно справке об инвалидности. Добавим, что господину Иванову была предложена помощь психолога, а также госпитализация в госпиталь ветеранов ВОВ, но он отказался, — написали нам из фонда.

Сейчас Дима работает кассиром, а по выходным просто сидит дома, смотрит соцсети, YouTube, тест-драйвы автомобилей. Иногда бывает в кино, недавно смотрел «Мастера и Маргариту», ему понравилось. Порой может выпить бутылку пива, но крепкий алкоголь не любит.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
Бьет — значит не любит, не уважает и ему пора в тюрьму. Объясняем, почему закон о домашнем насилии остро необходим
Карина Миллер
Главный редактор 116.RU
Мнение
Почему лучше успеть оформить загранпаспорт до 1 июля и как это сделать — советует юрист
Дмитрий Дерен
адвокат
Мнение
Как в России в 90-е: гражданка Турции — о стремительном росте цен в ее стране и потере статуса бюджетного курорта
Анна Фархоманд
Мнение
«Работа учителя — это ад»: педагог — о причинах своего решения навсегда уйти из профессии
Ирина Васильева
тюменская учительница
Мнение
«Мы тоже люди»: сотрудница пункта выдачи — о штрафах за отзывы, неадекватных клиентах и рейтингах
Анонимное мнение
Рекомендуем