RU116
Погода

Сейчас+24°C

Сейчас в Казани

Погода+24°

переменная облачность, без осадков

ощущается как +19

7 м/c,

зап.

755мм 24%
Подробнее
USD 88,44
EUR 96,24
Криминал «Рос настоящий волк»: за что в СССР казнили подростка

«Рос настоящий волк»: за что в СССР казнили подростка

Расстрелять 15-летнего парня требовал весь Союз

Аркадий Нейланд стал последним несовершеннолетним преступником, которого расстреляли в СССР

После войны в СССР пересмотрели отношение к смертной казни. В конце 40-х запретили расстреливать преступников в мирное время, а через десять лет — казнить несовершеннолетних. Оба правила само же советское правительство нарушило, когда думало, что делать с Аркадием Нейландом. Обвинение решило, что за то, что совершил 15-летний мальчик, его мало просто посадить в тюрьму.

«Воровать я начал с четырех лет»

Аркадий Нейланд родился в 1949 году и был четвертым ребенком в семье, самым младшим. Два старших брата у него были сводными, их его мать родила от двух разных мужчин, погибших на войне. Старшая сестра — родная. Отец Аркадия, Владимир, был простым рабочим, который любил приложиться к бутылке. Для матери Аркадий, по его же словам, тоже был не на первом месте.

— Матери я был не нужен. У нее на уме были одни мужики. То один придет, то другой. Ничего хорошего мне не сделала, даже не купила самокат, о котором я так просил, — описывал Аркадий свою мать Анну.

Семья из шести человек уживалась в крохотной комнате в коммунальной квартире. Отец мальчика часто бил жену и детей, запирал шкафы с едой, периодически выгонял детей на улицу. Там-то Аркадий и прошел школу жизни. Там же понял, что лучше красть, чем работать. В четыре года он отобрал у сверстника китайский фонарик. Так начался криминальный путь Нейланда.

— Воровать я начал с четырех, курить — с шести, в семь меня поставили на учет в детскую комнату милиции. Я мечтал вырасти и поступить работать на почту, чтобы красть денежные переводы. На эти деньги я бы ездил путешествовать, — делился Аркадий спустя годы.

Позже Нейланд прибился к одной из детских банд: в 50-е преступность среди малолетних была на подъеме, и своя шайка была практически в каждом дворе. За внешность пухлого мальчика с надутыми губами прозвали Пышкой, а в иерархии он стал занимать место «шестерки».

За внешность Нейланда в банде называли Пышкой

В школу Аркадий ходил, и там его старались наставить на путь истинный. Определенные успехи были: мальчик записался во все окрестные библиотеки и стал много читать, любимой его темой были путешествия. Но оценки стабильно были плохими, да и привычку воровать он не бросил. За очередную кражу Нейланда вышвырнули из школы, он не успел окончить и пяти классов.

Преступления как рутина

С согласия Анны Аркадия забрали в интернат. Позже парень припоминал ей это решение.

— Она — ведьма. Меня не любит, сдала в интернат, чтобы под ногами не мешался, — жаловался на Анну ее сын спустя несколько лет.

Воспитатели в интернате говорили, что Нейланд — неглупый и способный мальчик. А в это время Аркадий терпел издевательства от сверстников. У него было ночное недержание, что в коллективе проблемных детей сразу стало поводом для травли. Очень скоро мальчик сбежал из интерната в Москву, надеясь отпраздновать с тетей Новый год и поехать покорять Дальний Восток. Но милиционеры нашли Аркадия и вернули в Ленинград. Почти сразу он сбежал во второй раз, и снова неудачно.

— Когда Аркашку в Москве снова отловили, я не хотел его обратно забирать, — рассказывал Владимир. — А мне милиционеры отвечают: «Куда мы его денем? Он еще ничего не совершил».

Аркадий продолжил сбегать из дома, но в другие города уже не совался: прятался по чердакам и подвалам родного Ленинграда. В это время он продолжал воровать: в киосках, парикмахерских, банях и на заводе, куда его устроили родители. Работать Аркадий категорически не хотел и стал прогуливать смены, а потом вообще перестал ходить на работу. Иногда на проходной завода он нападал на рабочих: одного из них ударил кастетом, пытаясь снять с него часы.

Чаще всего Нейланда ловили, узнавали, что он натворил, и отпускали: слишком мал еще был тогда преступник. Но когда Аркадию исполнилось 14 и его по законам уже могли судить, милиция стала выжидать подходящий повод.


Первое «большое дело»

И вот за неделю до 15-летия Нейланд с подельником ограбил квартиру. Молодые люди под видом сборщиков макулатуры обходили один из подъездов дома № 3 на Сестрорецкой улице и изучали, у кого самая богатая квартира. У Аркадия уже было правило, по которому он вычислял зажиточных жильцов.

— Первый и последний этаж я выбрасываю, там живут бедные люди, а богатые жить не будут. Поэтому я выбирал квартиру в середине. Дверь у нее должна была быть обита настоящим, твердым, дорогим материалом, — рассказывал Аркадий следователям о том, как выбирал, кого нужно было ограбить.

Поняв, что в квартире № 7 никого нет, грабители взломали ее и вынесли оттуда деньги, девять серебряных ложек, будильник, мужскую папаху и фотоаппарат. Однако вовремя вернулась хозяйка квартиры. Пришлось бросить почти всё награбленное и убегать с одними деньгами. Их преступники сразу пропили.

Милиция быстро нашла грабителей и повела в прокуратуру. Но Нейланд умудрился сбежать, пока допрашивали его товарища.

— Его посадили на скамейку в ожидании вызова на допрос. Его доставили и оставили там, никто его не охранял. И он сбежал, — рассказывал майор советской милиции Виталий Лесов.

Возвращаться домой Аркадий не захотел и на следующие два дня обосновался в подвале родного дома. Там он думал, что делать дальше. Парень давно намеревался уехать в Тбилиси: дети в интернате рассказали ему, что там можно подделать себе документы и начать жизнь с чистого листа. Но перед Тбилиси Аркадий решил заехать в Сухуми — он давно мечтал увидеть море. Купить билет на поезд было несложно, их тогда продавали без паспорта, а вот деньги на него еще предстояло украсть. И Нейланд уже знал, кого будет грабить.

Двойное убийство

Аркадий запомнил еще одну квартиру по соседству с той, что он ограбил два дня назад с подельником. В ней стоял цветной немецкий телевизор — признак большого достатка. На богатство жильцов указывало и то, что мать семейства постоянно сидела дома с маленьким сыном. Значит, ее муж зарабатывал достаточно, чтобы кормить всю семью. А еще у хозяйки во рту была золотая коронка — Нейланд заметил даже такую деталь. К выбору цели он подходил очень внимательно.

Утром накануне своего 15-летия Аркадий забежал домой, взял мамин кухонный топор и отправился на Сестрорецкую. Хозяйка квартиры, Лариса Купреева, открыла дверь, как она думала, почтальону, и он нанес ей первый удар. Войдя в квартиру, Нейланд продолжил бить женщину топором, а чтобы соседи ни о чём не догадались, включил погромче стоявший рядом приемник. На крики матери прибежал ее трехлетний сын, которого Аркадий тоже не пощадил.

Наживой Нейланда стали фотоаппарат, ключи от квартиры, 57 рублей и паспорт главы семейства.

— Преступник посмотрел все помещения, забрал, что ему понравилось, питался в кухне, зачем-то пытался барабанить на пианино, открыл газовые горелки и устроил пожар, — рассказывал Виталий Лесов, который вел дело Нейланда.

Но именно из-за пожара убийца приблизил собственный арест.


— Тут нет никакой нормальной логики, — недоумевал Виталий Лесов. — Чтобы замести следы, не надо было совершать пожар, надо было закрыть квартиру и уйти. Он пытался замести следы, но таким образом он ускорил обнаружение преступления и сократил возможности для укрытия. Ведь пожар-то обнаружили соседи. Соседи сверху почувствовали запах гари и вызвали пожарных. Нормальной, последовательной логики я здесь ни тогда, ни сейчас не вижу.

Дом, в котором Аркадий совершил двойное убийство

Всё было готово для долгожданной поездки на море в Сухуми. Но прямого поезда туда из Ленинграда не было, и Аркадию пришлось ехать через Москву. Оказавшись в столице, парень пошел смотреть на достопримечательности, ожидая поезд до Сухуми. Он не переодевался с момента убийства и ходил по Москве в окровавленном зеленом пальто, но никто его не остановил. А тем временем в родном городе Нейланда следователи уже выяснили, куда направляется преступник. Аркадию было не суждено увидеть Черное море: его взяли прямо на перроне в Сухуми.

Суд и расстрел

Максимум, что светило несовершеннолетнему Нейланду по советским законам, — 10 лет тюрьмы. Не боясь, что его расстреляют, Аркадий откровенно рассказывал следователям о своих преступлениях, ни в чем при этом не раскаиваясь. Следователи поражались его цинизму.

— Рос настоящий волк, — описывал парня майор советской милиции Виталий Лесов. — Я не знаю, что бы он наделал в своей жизни, если бы мы его не взяли.

Но всё поменялось, когда о преступнике рассказали по всесоюзному ТВ. Общество, уставшее от детской преступности, было возмущено таким зверским убийством.

— Я был поражен той кампанией, которая возникла, когда обществу стало известно, что задержан убийца семьи Купреевых, — рассказывал следователь по делу Нейланда. — Начались митинги, собрания. В газетах появились требования не только привлечь [к ответственности], а расстрелять, обратиться в Президиум с просьбой распространить высшую меру наказания на Нейланда.

17 февраля 1964 Верховный суд СССР выпустил постановление, по которому вновь стало можно расстреливать несовершеннолетних преступников. Однако убийство уже произошло, а обратной силы законы в СССР не имели, то есть старое преступление нельзя было судить по новым законам. Однако ради громкого дела сделали исключение. Когда суд вынес Аркадию смертный приговор, тот страшно испугался.

— Ночью срочно вызвали к Аркадию Нейланду. У того была истерика. Он колотился в железную дверь и кричал: «Не хочу умирать! Не хочу!» — записал в дневнике один из врачей «Крестов», где Нейланд сидел в ходе процесса.


Преступник подавал апелляцию, но ее отклонили. 11 августа 1964 года Аркадия Нейланда расстреляли, ему было всего 15 лет. На его похороны не пришел никто из родных.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE1
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED2
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD1
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем