RU116
Погода

Сейчас+24°C

Сейчас в Казани

Погода+24°

переменная облачность, без осадков

ощущается как +19

7 м/c,

зап.

755мм 24%
Подробнее
USD 88,44
EUR 96,24
Криминал «Доползла до трупа. Крови много было. Намочила ткань, закрыла рот»: кого и за что последним приговорили к смертной казни в Казани

«Доползла до трупа. Крови много было. Намочила ткань, закрыла рот»: кого и за что последним приговорили к смертной казни в Казани

Он устроил расстрел на объекте, который должны были усиленно охранять

На фото — Андрей Шпагонов

До того как в России запретили смертную казнь, такой приговор можно было получить за бытовое убийство. Каждый год списки на расстрел пополнялись сотнями фамилий преступников и десятки подвергались высшей мере наказания. Однако в память общества врезаются не случаи, когда пьяный дед сжег дом с семьей или муж из-за бутылки убил жену, а маньяки, педофилы и массовые убийцы.

Сегодня мы расскажем об одном из них. 22-летний Андрей Шпагонов зарезал и расстрелял 9 своих бывших коллег, которые работали на режимном объекте в Казани. Стрелка нашли благодаря кровавой записи на полу и одной храброй женщине. Шпагонова можно считать последним татарстанцем, которого приговорили к смертной казни, по крайней мере, среди известных убийц.

Шпагонову удалось напасть на спецузел связи при помощи всего лишь ножа, перцового баллончика и доверия, которое вызывал у бывших коллег. Это потом он заберет пистолет у погибшего товарища и начнет расстрел. Но в здание преступник вошел только с нехитрым набором.

Обо всём по порядку. 26 апреля 1992 года поздно вечером Шпагонов пришел в республиканский узел спецсвязи (сокращенно РУСС). Это режимный объект на улице Камала, отвечающий за доставку секретной почты. Тихий 22-летний Андрей не вызвал подозрений у трех дежурных. Ведь это был их бывший коллега. За пару месяцев до этой встречи парня уволили из фельдъегерей за несоответствие занимаемой должности. Вероятно, начальству надоело, что сотрудник продавал водку в электричках и воровал по мелочи.

Вот и в этот раз Шпагонов пришел к бывшим коллегам с алкоголем. Выпили. Один сотрудник остался внизу в комнате дежурного, двое поднялись на второй этаж в поисках места, чтобы поспать. Шпагонов начал с них: подождал, пока разбредутся по разным помещениям. Первого убил, когда тот выглянул из своего кабинета: Шпагонов брызнул ему в лицо баллончиком и ударил ножом в спину и живот. Убийца затащил тело в кабинет и пошел за вторым. Тот спал. Шпагонов для верности прыснул перцовкой в закрытые глаза и воткнул лезвие прямо в сердце. Третий — тот, что остался на первом этаже — спросонья ничего не успел сделать. Преступник подбежал, ударил привставшего дежурного ножом в шею и живот и забрал его оружие.

Он приготовился стрелять в остальных — наверху еще оставались люди. Но тут во входную дверь позвонили. Шпагонов впустил молодого фельдъегеря в туалет и выстрелил в затылок.

Далее он направился в отдел экспедиторов. Там сидели четыре женщины, которые в столь поздний час ждали коллег из Москвы. Услышав стук, они подумали, что это вернувшиеся из командировки товарищи. Вот как тот момент вспоминала Ляля Фарзеева — единственная выжившая в той резне.

— Вошел мужчина в светлой куртке, и тут же раздался хлопок, похожий на звук елочной хлопушки. Вслед за этим Мензянова испуганно вскрикнула. Я подумала, что это Садриев шутит (коллега, которого ждали экспедиторы. — Прим. ред.), подскочила к нему и увидела, что это не он, а Андрей. В этот момент я стояла лицом к Андрею. Хорошо рассмотрела его и узнала. В этот момент я увидела, как Андрей навел пистолет на меня и выстрелил. Боли я не почувствовала, — рассказала она позже правоохранителям.

Единственная, кто выжил в этой бойне, — 41-летняя Ляля Фарзеева

Сотрудница, которая открыла дверь Шпагонову, умерла сразу. Двух женщин, в том числе Лялю, он поначалу только ранил. Шпагонов отвлекся на шум: из соседнего кабинета выбежала работница. Ей почти удалось спастись, она выбежала на улицу, но споткнулась, упала — и в этот момент стрелок пустил пулю в затылок. Он затащил тело в вестибюль и вернулся к раненым — на тот момент их было двое.

Следы от выстрелов

Пуля раздробила Ляле челюсть и ранила шею. Но только что очнувшаяся женщина нашла в себе силы дойти до комнаты дежурного — хотела вызвать милицию. Однако дверь была заперта. Она заметила, что ее тапочки оставляют кровавые следы. Пока Шпагонов преследовал ее коллегу на улице, Фарзеева сняла обувь, закрылась в хранилище и стала ждать. Вернувшийся Шпагонов не нашел тело и понял, что кто-то уцелел. Он выстрелом открыл дверь в комнату, где умирала вторая раненая. Решил, что она та самая спасшаяся, и убил.

— Я сидела в закутке. Под дверью всё было видно, как он ходит. Поднял женщину за волосы и контрольный выстрел сделал. Она была, видимо, живая, но пуля в легкие попала, изо рта кровавая пена выходила, — рассказала Фарзеева корреспонденту 116.RU.

Уверенная, что Шпагонов застрелит и ее, Ляля вывела на полу кровью подсказку для следователей — «Андрей Шпагонов», в то время как сам убийца складывал в баул то, за чем пришел — оружие. Десятки табельных пистолетов. Да, вся эта кровавая баня была задумана ради меркантильных целей. На дворе были 90-е, оружие свободно гуляло по рукам бандитов, платили за него твердой заморской валютой. Шпагонов, который то и дело вылетал с разных работ, решил так нажиться.

Шпагонов забрал большую часть пистолетов и магазинов

Палач с 66 пистолетами Макарова и более чем 700 патронами направился к выходу. Но тут в дверь снова позвонили. Это были водитель и фельдъегерь — те самые, которых ждали убитые женщины. Мужчины увидели тело в вестибюле, но не успели ничего предпринять. Шпагонов сразу застрелил их.

Всё еще сомневающийся стрелок решил обойти здание и выпустить еще одну обойму в погибших. А потом разложил по зданию ветошь, облил бензином и поджег — чтобы уж точно не осталось следов и свидетелей. Стены с деревянными рейками сразу же вспыхнули, плавящийся линолеум начал отравлять воздух. Спрятавшаяся Ляля почувствовала запах гари.

— У меня платье было мокрое от крови. Подняла влажный подол, закрыла нос, рот. Я детективы всю жизнь любила, читала. Знала, что от огня мало кто погибает, умирают от угарного газа. Ну и по-пластунски поползла по горячему полу.

Доползла до трупа. Крови много было. Намочила ткань, закрыла рот и дальше. Добралась до окна, а там решетка. Ну и когда встала, наглоталась дыма.

Сознание потеряла, упала. Тут штора загорелась, на меня рухнула. И, видимо, от шока, от боли я очнулась. Рукой выдавила стекло. Пожар сильнее вспыхнул. Я голову просунула в решетку.

Народ набежал, вытащили вместе с решеткой. Потому что я голову вытащить уже не могла. У меня всё опухло, отекло. Я была вся в крови, своей и чужой. Была вся в саже. Волосы сгорели, ресницы сгорели, — вспоминала Фарзеева.

У выхода Шпагонова должен был ждать двоюродный брат на машине, которому убийца пообещал денег. Но тот испугался и поехал колесить по соседним улицам. Стрелок вернулся в горящее здание, снял с трупа одного из коллег ключи и попытался завести служебный грузовик. Не получилось. Бросив наживу, Шпагонов решил спасти хотя бы свою шкуру. В этот момент его увидели несколько человек, но очевидцам было не до того: разрастался пожар, а на дворе еще и ночь. К тому же Шпагонов прикинулся обычным свидетелем: кричал, что в здании остались люди. С места преступления он ушел пешком.

На фото — служебная машина, на которой пытался скрыться Шпагонов

На пепелище нашли 9 трупов, в служебной машине — груду пистолетов. К месту трагедии стекались родные убитых. О случившемся шумел весь город. Тяжелораненая Ляля была без сознания. Так что единственной подсказкой стала ее надпись, выведенная кровью. Однако огонь и вода пожарных уничтожили часть слов. Так и родилась легенда о «Драконе 13». Правоохранители смогли разобрать только отдельные буквы, а «в» приняли за 13. Но заблуждение было недолгим, потом силовики сошлись во мнении, что это имя и фамилия.

Ныне руководитель аппарата главы РТ Асгат Сафаров, который через несколько лет, в 1998-м, возглавил татарстанский МВД и получил доступ к архивам, приводит другую версию.

— Чудом оставшаяся в живых женщина-экспедитор вывела на полу своей кровью: «Убийца Андрей, маршрут 3». Если бы не эта кровавая запись, вряд ли смогли бы оперативники через несколько дней взять преступника, — пишет он в своей книге «Закат казанского феномена».

Надпись кровью, которую вывела Фарзеева

В ту страшную ночь произошло кое-что еще, что помогло следователям. Брат — подельник Шпагонова все-таки приехал к загоревшемуся зданию, хоть и разминулся с преступником. В этот момент автомобиль заметил и запомнил милиционер, который приехал на пожар.

Правоохранители понимали, что нападение совершил кто-то из своих. Они сопоставили кровавые буквы, которые можно было различить, с данными бывших и нынешних сотрудников. Среди подозреваемых оказался и Шпагонов. Очнувшаяся Ляля кивками и глазами подтвердила, что расстрел устроил именно он. Спустя несколько часов поймали сообщника. Под страхом, что вину спихнут на него, тот указал на кузена. В это время злоумышленник, знавший, что ему грозит расстрел, отсиживался в Агрызе и собирался бежать в Сибирь.

— Поиски велись по всей республике. На исходе вторых суток его задержали на железнодорожной станции работники Агрызского РОВД. Оружия при нём не оказалось. На предварительном следствии Шпагонов во всём сознался, рассказал в подробностях о кровавых событиях той ночи, — приводит архивные данные Сафаров.

Фарзеева в больнице

Уже схваченный Шпагонов пытался прикинуться сумасшедшим: якобы напал на РУСС из-за голосов в голове. Но психиатры сказали, что убийца вменяем. В августе 1992 года Верховный суд вынес смертный приговор. Судя по последнему интервью, обвиненный жалел не своих жертв и их семьи, а себя.

— Ну принес водки, напоил мужиков. Ну одних за­резал, остальных застрелил. Их же не вернешь. Вот за это и приговорен к смертной казни. Но кому только от этого польза?! Пуля в лоб — и нет меня. Это не нака­зание — это кара, кров­ная месть, — говорил Шпагонов.

И прощения просил не у родных убитых, а у своих.

— Господи, зачем я это сделал! За что вам и мне такое наказание! Простите меня, если сможете. Прощайте. Ваш сын и брат Андрей, — такое письмо приводит в своей книге Сафаров.

Так узел спецсвязи выглядел после пожара
Так узел спецсвязи выглядел после пожара
Так узел спецсвязи выглядел после пожара
Так узел спецсвязи выглядел после пожара
Так узел спецсвязи выглядел после пожара

В камере смертников Шпагонов провел 1100 дней. Он пытался обжаловать решение суда, просил о помиловании президентов России и Татарстана. Но в декабре 1995 года приговор привели в исполнение.

Когда Фарзеева немного оправилась, ее по указу российского президента наградили орденом «За личное мужество». Спасшуюся чествовали в казанском Кремле. Единственная свидетельница дожила до седин. После трагедии женщина перенесла много операций, долго лечилась. Позднее работала дежурным в казанском Водоканале.

Всё самое интересное публикуем в телеграм-канале 116.RU. Подписывайтесь!

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE1
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED1
Гнев
ANGRY2
Печаль
SAD4
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем